Tags: одиотия.

лето 2010

Рапсодиотия. Часть XXIV. КВН

Как же организована в нашей молодой республике система бюджетного финансирования, если на научное обеспечение производства продукта сомнительной ценности, на импортном оборудовании и по давно известным технологиям, отпускаются средства, достаточные для проведения нескольких десятков обычных проектов?

Почему большинство научных работников имеют весьма скромные денежные оклады, тогда как средний уровень оплаты труда в науке занимает высокую позицию?

Почему, чем креативнее научные исследования, тем меньше шансов у проводящего его научного работника получать адекватную заработную плату?

В то же время недостатка средств на приобретение дорогостоящего оборудования почти нет. Начальство его покупать любит вне зависимости от того нужно оно или не нужно, и будет ли оно эффективно, или вообще, использоваться. Любит не только из-за «комиссионных» при тендерах, силу действия которых я в своё время смог, не понаслышке, оценить при закупке ЯМР спектрометра в БГУ. Любит, прежде всего, за то, что дизайн современного оборудования очень хорошо аккомпанирует песнопениям о научных достижениях, особенно во время проведения экскурсий.

Расходы на закупку дорогостоящего оборудования это хорошо видимая часть выступающей над поверхностью госбюджетной льдины. Там же находятся и расходы на материалы, а также заработную плату научных сотрудников в рамках установленных законом тарифных ставок, со всякого рода надбавками и премиями. Всё остальное – под водой.

Каких только уловок не придумали находчивые «ученые» головы, чтобы обеспечить подводную дележку бюджетных средств. Самые популярные и удобные – совмещение деятельности по основной должности с участием в различных околонаучных коммерческих и некоммерческих образованиях любой формы собственности, с «резиновыми» или отсутствующими тарифными ставками и не афишируемым составом работников.

К числу таких образований относятся и так называемые временные научные коллективы (ВНК). Под прикрытием разговоров о повышении материальной заинтересованности в результатах научного труда, его практической отдачи, заботой о людях,прочими благими намерениями и одновременном ограничении доступа к этой кормушке всякими «строгими» бумагами. В таких образованиях, за ту же, меньшую, или никакую работу, можно вполне законно получать в десятки раз большее денежное вознаграждение. При этом членами ВНК и прочих «клубов веселых и находчивых» могут быть работники любых организаций, в том числе люди, распределяющие бюджетные средства. В противном случае такие благодатные лазейки для безопасного обмена чиновничьих подписей на денежные купюры были бы давным-давно ликвидированы.

Циничными злоупотреблениями носителями высоких ученых степеней и званий этими псевдо стимулами научного творчества на своём постперестроечном трудовом веку я насмотрелся предостаточно. Их вклад в разрушение белорусской науки трудно переоценить.
.
топор-небо

Рапсодиотия. Часть XXIII. Реплика. Нобелевские премии, академики и КВН

Пока здесь описываются механизмы обмана, обеспечившие миллиардные денежные вливания из республиканского бюджета в так называемые научные исследования по биодизелю, бывшие наши соотечественники получают Нобелевские премии за открытия, которые Британскому налогоплательщику обошлись явно дешевле.

Как же так? Население образованное, к занятиям наукой предрасположенное, финансирование науки удовлетворительное, современное оборудование закупается, а отставание в науке только увеличивается? Причин, важных и менее важных, много. Про внешние говорить не буду. Многое сказано и многое очевидно. Остановлюсь на внутренних.

Прежде всего, это институт Академиков и институт временных научных коллективов (ВНК). Первый – давний и забронзовелый, второй – постперестроечный и эфемерный. Имена "бессмертных" широко известны. Имена участников ВНК (по остроумному каламбуру – КВН) обычно не афишируются и часто не известны даже ближайшим коллегам. Эти два института теснейшим образом между собой взаимосвязаны и переплетены в некий самоорганизующийся клубок, способный почти бесследно (не считая, конечно, обилия од) поглотить любые бюджетные вливания. Без упразднения этих институтов, по крайней мере, в нынешнем их виде, не видать белорусской науке не только Нобелевских премий, но и их потенциальных получателей.
.